Миграция зарубежной европы на 2020 год

У стран ЕС остались глубокие политические разногласия по вопросу миграции. Долговременная политика гибкой солидарности Цельная и реалистичная миграционная политика ЕС, основанная на одинаковом понимании всеми странами того, какая именно миграция нужна Европе, доказала бы способность ЕС успешно решать вопросы, важные для простых граждан. Страны ЕС должны проявить гибкую солидарность, которая позволит выработать такие составляющие комплексной миграционной политики, как режим предоставления убежища, пограничный контроль, схемы распределения беженцев, легальная миграция и социальная адаптация мигрантов. Странам ЕС придется обсудить темы, которые они до сих пор старались избегать: обязательный или рекомендательный характер должна носить схема распределения мигрантов по странам? Принимать ли мигрантов на постоянной или временной основе?

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 653-60-72 Доб. 417
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 929

Манаков А. Данный процесс является чрезвычайно многоаспектным, охватывающим как социально-политические, так и медико-гигиенические стороны жизни общества. В связи со старением в развитых странах значение демографической нагрузки на население трудоспособного возраста и трудоустроенное население быстро увеличивается. Особенно остро этот процесс ощущается уже в наше время в странах Западной Европы. Детальный анализ и прогноз демографических процессов служат основой при принятии решений в вопросах, затрагивающих актуальные проблемы развития общества. Демографический прогноз относится к числу наиболее сложных научных задач, что связано с необходимостью учёта самых разных характеристик естественного и механического движения населения, которые подвержены влиянию совокупности экономических, социальных, культурных, политических и других факторов. Поэтому любой демографический прогноз носит вероятностный характер.

Политика Европейского союза в области трудовой миграции: Согласно Амстердамскому договору, с года эти вопросы решаются наблюдался значительный рост притока иностранной рабочей силы в такие страны, как "Европа стратегия рационального, устойчивого и инклюзивного роста". Положение в Германии. Вопросы миграции и позиции политических сил лиц зарубежного происхождения, т.е. мигрантов разных поколений и членов их . ассоциации «Экономические перспективы», Италия в конце года,​. Вступление в силу новых правил запланировано на начало года. договорились об основных правилах миграции рабочей силы. С года в Европе действует более комфортная Такой оценкой занимается Центральное ведомство по вопросам зарубежного образования (ZAB).

Миграция угрожает странам Европы

Основной поток мигрантов хлынул из бывших колоний, переживавших экономические кризисы. Спецпроект на тему Проблема беженцев: ООН бьет тревогу С чем связан рост числа беженцев в Европе и какие пути ищут бегущие от войн и катастроф — в спецпроекте ТАСС Население этих стран было вынуждено искать заработок в бывших метрополиях - Великобритании, Франции, Нидерландах, Италии. В 1960-1970-е гг. В 1980-е гг. В европейских странах, нуждавшихся в рабочей силе, действовало либеральное миграционное законодательство и проводились т. В 1992 г. В это время многие страны Европейского союза ужесточили миграционный режим, в результате чего уже в 1997 г. Значительную долю составляли албанцы из Косово, курды из Турции и Ирака, афганцы. В 2000-е гг. На эту тему "Один из худших миграционных кризисов": европейские политики о ситуации с мигрантами В 2000 г. В 2010 г. Что касается нелегальных мигрантов, то в 2007 г. Международная организация по миграции оценивала их численность в Европе в 5-7 млн человек из них 4,6 млн - из Африки. Независимые аналитические службы считают, что в 2000-2010 гг. Кризис последних лет 2011-2015 Поток иммигрантов в страны ЕС сильно увеличился в 2011 г. В 2014 г. В январе-сентябре 2015 г. К концу года приток нелегальных мигрантов в страны ЕС может достичь 1 млн человек.

Миграционные проблемы Европы: тысячи погибших, новые границы и раскол ЕС

У стран ЕС остались глубокие политические разногласия по вопросу миграции. Долговременная политика гибкой солидарности Цельная и реалистичная миграционная политика ЕС, основанная на одинаковом понимании всеми странами того, какая именно миграция нужна Европе, доказала бы способность ЕС успешно решать вопросы, важные для простых граждан.

Страны ЕС должны проявить гибкую солидарность, которая позволит выработать такие составляющие комплексной миграционной политики, как режим предоставления убежища, пограничный контроль, схемы распределения беженцев, легальная миграция и социальная адаптация мигрантов. Странам ЕС придется обсудить темы, которые они до сих пор старались избегать: обязательный или рекомендательный характер должна носить схема распределения мигрантов по странам?

Принимать ли мигрантов на постоянной или временной основе? Вводить ли принцип финансовой солидарности? Ограничивать ли свободу перемещения рабочей силы? ЕС необходимо по-новому строить диалог с третьими странами. Соглашение, составленное в расчете именно на Турцию, не может служить единственным образцом для всех будущих международных договоренностей.

Подход, при котором слишком много внимания будет уделено возврату и реадмиссии мигрантов, может вызвать недоверие стран-партнеров и помешать полноценному сотрудничеству. Введение Проблема миграции на долгое время стала одной из важнейших для Европейского союза ЕС.

С 2015 года она стоит на повестке дня руководителей европейских стран и является первоочередной темой их встреч друг с другом. Проблема миграции вызвала глубокие разногласия между европейскими лидерами и обозначила границы, в которых они готовы сотрудничать. Она также повлияла на внутриполитическую обстановку в европейских странах — на вызванных ею фобиях пытаются сыграть популистские движения. Миграционный кризис, достигший пика в середине 2015 года, стал для Европейского союза неожиданностью.

Европейцы не распознали признаков надвигавшейся катастрофы и не сумели принять адекватные меры, поскольку до этого момента избегали поиска общего ответа на миграционный вызов.

Предпринятые же в конце концов действия были продиктованы стремлением как можно скорее вернуть себе контроль над происходящим, и в первую очередь над ситуацией на Западных Балканах, через которые попадала в Европу основная масса беженцев и мигрантов с Ближнего Востока. В феврале и марте 2016 года Европейский совет, состоящий из глав государств и правительств стран — членов ЕС, на скорую руку принял целый пакет мер по преодолению кризиса. Европейские лидеры договорились перекрыть балканский миграционный маршрут, усилить охрану внешних границ ЕС и заключить соглашение с Турцией, которая была и остается транзитной страной для подавляющего большинства беженцев с Ближнего Востока.

Благодаря этим мерам европейцы вернули себе контроль над ситуацией, поток мигрантов значительно сократился. Вдохновленная успехом Европа решила, что, следуя найденному рецепту, она сможет справиться с любым миграционным кризисом и в дальнейшем.

Но так ли на самом деле оправдан ее оптимизм? Ведь главные вопросы, связанные с миграцией, остались нерешенными: на Ближнем Востоке по-прежнему царит политический хаос, приведший в 2015 году к массовому притоку мигрантов в Европу; миграция, вызванная скорее экономическими причинами, в частности из стран Африки, продолжается своим чередом.

Что касается разногласий между европейскими странами, то они усилились из-за растущей внутриполитической напряженности и озабоченности населения, которое считает, что миграция ставит под угрозу его безопасность и социальную сплоченность. Вместо того чтобы обсудить способы преодоления разногласий, европейские лидеры в зародыше пресекают любые попытки найти принципиальное решение проблем, встающих перед европейской миграционной политикой, и ограничиваются лишь мерами краткосрочного характера.

В силу названных причин миграционная политика ЕС до сих пор окончательно не сформировалась. Чтобы дать более мощный коллективный ответ на миграционный вызов, Европе необходимо преодолеть два противоречия: убедить все страны действовать сообща в той области, где прежде каждая из них стремилась самостоятельно защищать собственные интересы; доверять ЕС вопреки политической моде, требующей скептически относиться ко всему исходящему из Брюсселя. Чтобы преодолеть эти противоречия, европейские страны должны действовать более согласованно, а для этого необходима солидарность.

Но солидарность должна быть гибкой. Гибкость позволяет согласовать общеевропейские политические шаги с мнением, насущными интересами и особенностями каждой из стран. А это, в свою очередь, лучший способ поддержать идею общей судьбы и снизить риски разделения Европы. Гибкая солидарность — наиболее реальный путь к столь необходимому объединению множества направлений европейской миграционной политики.

Беспрецедентная и сложная миграционная ситуация Чтобы понять положение, в котором оказался сейчас ЕС, важно ясно представлять, с чем же столкнулись европейцы в 2015 году. Взрывной рост миграции застал институты ЕС врасплох, хотя его вполне можно было предвидеть. Согласно мониторингу, который ведется с 2011 года, вследствие военных действий в Сирии беженцами и внутренне перемещенными лицами ВПЛ к началу 2015 года оказалась почти половина населения страны то есть приблизительно 4 миллиона беженцев и без малого 8 миллионов ВПЛ 1.

Это был явный признак надвигавшейся бури. Но при этом три момента мешали адекватно оценить ситуацию: ход и темп развития событий не позволили сразу увидеть политическую подоплеку кризиса; всплеск миграции имел чрезвычайно сложную природу, как и породивший его сирийский кризис; европейские популисты упорно призывали не вмешиваться в ближневосточные дела.

Эти обстоятельства превратили миграционный кризис в крайне непростой вызов для Европы. На более глубоком уровне картина дополнительно осложнялась тем, что перед лицом небывалой миграционной волны ЕС впервые в истории пришлось действовать как единое целое. Первый повод для беспокойства — традиционная миграция В миграционной проблеме, стоявшей перед Европой в начале 2015-го, не было ничего необычного.

Шедшие в основном из африканских стран потоки — по природе, если не по масштабам, — были вполне сравнимы с волнами миграции из Западной Африки в Испанию, которые наблюдаются с 2000 года; как и прежде, эта миграция была вызвана преимущественно экономическими причинами, а мигранты добирались в Европу по Средиземному морю — в основном через итальянские острова Лампедуза и Сицилия к берегам материковой Италии. На тот момент европейцы были обеспокоены не столько количеством мигрантов, сколько участившимися случаями крушения лодок и плотов, которые сопровождались многочисленными человеческими жертвами и могли означать, что организаторы незаконной миграции становятся все менее разборчивыми в средствах.

Иными словами, Европа смотрела на юг, тогда как ей следовало смотреть на восток и готовиться к совсем другому потоку мигрантов из Сирии. Такая последовательность событий сбила ЕС с толку — он решил, что новая волна миграции не будет отличаться от уже знакомой африканской. Поэтому и меры были приняты проверенные — разбираться с ситуацией пришлось тем странам, которых она непосредственно коснулась. В данном случае на передовой оказалась Италия.

Поддержки от других европейских стран она почти не получала. На фоне этих крайне осторожных мер главы государств и правительств стран ЕС выступили с редкой для миграционного кризиса долгосрочной инициативой: пригласили африканских партнеров ЕС встретиться и обсудить системные проблемы, связанные с миграцией.

Но и здесь европейцы опоздали — встреча на высоком уровне состоялась в Валлетте только в ноябре 2015 года, когда в центре всеобщего внимания находилась уже набравшая полную силу вторая волна миграции с Ближнего Востока.

Сирийский фактор и политическая миграция Миграционный поток, хлынувший в Европу весной 2015 года, отличался от предыдущих как масштабами, так причинами — в основном прибывали люди, спасавшиеся от гражданской войны на Ближнем Востоке и в Афганистане.

Европейцев застигла врасплох целеустремленность мигрантов новой волны, проявивших редкую способность предвидеть изменение обстоятельств и приспосабливаться к ним. В первых рядах были обитатели лагерей беженцев из соседних с Сирией стран, терпевшие лишения из-за недостатка гуманитарной помощи, вызванного сокращением международной финансовой поддержки. Беженцы отчаялись найти работу и отдать детей в школу. Некоторые боялись, что в результате создания так называемых зон безопасности на сирийской территории их отправят по домам, где безопасности им никто не гарантирует.

А большинству беженцев, в частности тем, кого называют внутренне перемещенными лицами, было просто некуда больше идти — они лишились крыши над головой и пытались спастись от бесконечной войны, которая стала еще более ожесточенной после того, как в сентябре 2015 года Россия вмешалась в ход боевых действий. В отличие от миграции, шедшей в Европу по Средиземному морю и обусловленной соображениями экономического характера, миграция с Ближнего Востока была по своей природе политической.

Мигранты бежали от все нарастающего насилия, чтобы спасти свою жизнь. При этом у них было законное право на международную защиту — согласно Конвенции ООН о статусе беженцев 1951 года каждый может рассчитывать на убежище от преследований или от опасностей войны. Это накладывало на страны — участницы ЕС обязательство принимать и давать убежище беженцам и мигрантам, нуждающимся в международной защите. С подобной ситуацией ЕС уже сталкивался прежде. В 1990-е годы Западная Европа приняла значительное число беженцев из Боснии и Герцеговины и из Косова.

Но нынешнюю ситуацию отличают: чрезвычайно мощный приток беженцев за очень короткий отрезок времени, пошатнувший внутриполитическую стабильность в большинстве стран ЕС; вовлеченность значительного числа центрально- и восточноевропейских стран, сделавшая проблему общей для всех членов ЕС; географический характер миграционных маршрутов, из-за которого в процесс принятия коллективных решений были вовлечены несколько не входящих в ЕС балканских стран; специфика ближневосточного миграционного потока, почти полностью состоящего из мусульман.

Голоса популистов и миграция внутри ЕС Дополнительным отличием нынешней миграции от предыдущих и одновременно фактором, усложнившим ситуацию, оказалась бурная эмоциональная реакция населения европейских стран, заметно повлиявшая на политический расклад в Европе. Миграция ускорила перемены на европейской политической сцене, неожиданно добавив поддержки новым и некоторым старым популистским партиям и значительно сократив число сторонников правящих партий.

Одновременно она обновила политическую повестку дня, выдвинув на передний план темы интеграции и безопасности. Резкое обострение этих двух проблем — безопасности перед лицом террористических угроз и сохранения национальной идентичности и социальной сплоченности — не стало неожиданностью.

Массовая миграция способна привести к ухудшению отношений между местным населением и беженцами. Случаями сексуального домогательства к европейским женщинам со стороны молодых мигрантов-мусульман, отмеченными в Германии и Швеции во время празднования нового, 2016 года, немедленно воспользовались движения противников миграции. А террористические акты во Франции и Бельгии в конце 2015-го и в начале 2016 года показали, что радикальные исламисты используют миграционные каналы для инфильтрации в европейские страны своих боевиков.

Эти события дали почву для разговоров о террористической угрозе, связанной с мигрантами, о том, что они вредят конкуренции на рынке труда и не приемлют ценностей западного общества. Дополнительно осложняя дискуссию о миграции, представители популистских течений включают в нее вопрос свободы перемещения внутри ЕС граждан входящих в него стран. Внимание к этому вопросу более или менее предсказуемо — известно, что во многих странах ЕС большинство граждан, родившихся не на территории этих стран, составляют выходцы из других стран Евросоюза.

Так, по последним за 2015 год данным Национальной статистической службы Великобритании, большинство граждан, родившихся за пределами Соединенного Королевства, прибыли из Польши 3. Похожие тенденции прослеживаются и в других европейских странах — это следствие последовательного применения в ЕС принципа свободного перемещения граждан и рабочей силы. Между тем у внутриевропейской миграции совсем другие правовые основания, чем у миграции беженцев, — никак не связанные с Конвенцией ООН и, шире, с принципом международной защиты.

Эту тему следовало бы исключить из дискуссии о миграции, она относится исключительно к устройству единого рынка ЕС. Но под впечатлением от волны ближневосточной миграции сугубо внутренний вопрос свободы перемещения граждан в границах ЕС повлиял на общую политическую повестку во многих странах-участницах. Эти два не связанных между собой источника беспокойства повышают градус полемики во всех странах ЕС, что способствует росту общей политической нестабильности.

В этих условиях правительствам всех стран приходится определять свою позицию и обеспечивать себе пространство для маневра. В нынешней Европе тон задают популисты — в том числе и в полемике о миграции.

Необходимость коллективного ответа Разразившийся в 2015 году кризис поставил под вопрос традиционный для ЕС подход к вопросам миграции. Раньше различия в историческом опыте, социальных реалиях и организации экономики не давали странам-участницам почвы для проведения общей миграционной политики и политики предоставления убежища. В процессе сближения европейские страны проявляли крайнюю осторожность — он шел медленно и постепенно, с 1992 года, когда был подписан Маастрихтский договор, и до подписания в 2007 году Лиссабонского договора; делегируя свои полномочия на общеевропейский уровень, страны тщательно взвешивали свои шаги.

У каждой страны ЕС был свой опыт отношений с мигрантами и свои представления о том, что с ними делать, а некоторые к тому же столкнулись в недавнем прошлом с массовым исходом собственных граждан. До последнего времени каждая европейская страна самостоятельно решала проблемы, связанные с миграцией, исходя из собственных национальных интересов. Так, когда Испании, столкнувшейся в начале 2000-х годов с наплывом мигрантов из Западной Африки, пришлось в одиночку искать выход, она пошла по пути двусторонних переговоров с африканскими странами, как родными для мигрантов, так и транзитными.

Испанцы получили некоторую помощь из бюджета ЕС, но решения при этом принимались исключительно в Мадриде. Сходным образом обстояли дела в Италии, куда в те же годы через Ливию устремилась масса мигрантов из Центральной и Восточной Африки.

Итальянское правительство самостоятельно разработало меры урегулирования ситуации — некоторые из них подверглись критике в Европе как требующие слишком тесного сотрудничества с авторитарным ливийским правителем Муаммаром Каддафи, но ни одна не предполагала участия институтов ЕС.

Но в 2015 году усилий отдельных стран оказалось недостаточно. Масштабы и интенсивность миграционного давления почти сразу продемонстрировали ограниченность национальных подходов к решению проблемы.

У стран-участниц было на выбор три варианта поведения: строго следовать европейским правилам, рискуя захлебнуться под валом запросов о предоставлении статуса беженца, — практика показала, что принцип, лежащий в основе европейской системы предоставления убежища первая страна ЕС, на территории которой окажется мигрант, обязана рассмотреть его ходатайство о признании беженцем , нежизнеспособен в условиях массового притока мигрантов; закрыть свои границы и таким образом переложить решение проблемы на соседние страны; позволить мигрантам беспрепятственно и бесконтрольно проследовать по своей территории.

В реальности осенью 2015 года многие центральноевропейские страны в одностороннем порядке закрыли свои границы, тем самым нанеся урон солидарности стран Шенгенской зоны и нарушив Дублинский регламент, определяющий порядок рассмотрения ходатайств о международной защите. В результате в проигрыше оказалась Греция — высадившись на ее берегах, мигранты не могли двинуться дальше.

Границы были закрыты в одностороннем порядке, вся ответственность за прием миграционного потока легла на первую страну ЕС, в которой оказались мигранты, но Греция была не в силах справиться с таким количеством беженцев. Вскоре стало ясно, что по отдельности европейским странам не найти решения проблемы.

Миграционный кризис требовал коллективного ответа. Иными словами, необходимо было восстановить солидарность внутри ЕС. Экстренные меры Европейцам в конце концов удалось договориться о совместных действиях.

Миграция в Европе: преодоление кризиса солидарности

Для Европы и Центральной Азии политика в области мобильности рабочей силы может помочь смягчить демографические тенденции и поддержать экономический рост и сокращение бедности. Экономическое развитие и перспективы В 2019 году на фоне неопределенности экономической политики и сокращения потоков глобальных инвестиций и торговли продолжилось ослабление роста мировой экономики. За совокупными цифрами роста скрываются различия в показателях между странами региона. Замедление регионального роста обусловлено заметным ослаблением экономики Турции, серьезно пострадавшей от стресса на финансовом рынке, а также слабой активностью в Российской Федерации на фоне сокращения объемов добычи нефти. В других частях региона, в том числе в странах Центральной Европы, Центральной Азии и Закавказья, рост укрепился. Ожидается, что в 2020-2021 годах темпы роста ускорятся по мере восстановления экономики Турции и улучшения ситуации в России. Между тем прогноз сопровождается серьезными факторами риска.

«Новый Миграционный закон»: Германия открывает двери для рабочих мигрантов

Однако, как показывает статистика, страны, отличающиеся ксенофобией и политикой против мигрантов, не всегда являются странами с самым большим числом мигрантов. Ниже мы расскажем о 10 странах, в которых проживает наибольшее количество мигрантов. Данные приводят эксперты Statista. Общее число мигрантов: 83 тыс. Число мигрантов на 1 тыс. Однако многие из "незваных гостей все же оседают в самой Греции и на ее островах. В связи с наплывом мигрантов из стран Ближнего Востока многих волнует вопрос о том, насколько это скажется на туристической отрасли, которая традиционно приносит немалый вклад в бюджет страны. Нидерланды Общее число мигрантов: 111 629 Число мигрантов на 1 тыс. Они имеют возможность неплохо устроиться в стране, получить не только жилье, но и медицинские услуги.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Демография Европы (Исламская иммиграция)

Вы точно человек?

Почти 30 лет политики ломали копья относительно подобного документа. Законопроект, впрочем, еще должен быть проголосован в Бундестаге в начале следующего года, не исключено, с поправками. В случае одобрения закон вступит в силу с 1 января 2020 года С одной стороны, он даст, как предполагается, толчок экономическому развитию страны, с другой, снизит по крайней мере, должен наплыв нелегальных мигрантов. Именно эти три министерства и являются разработчиками нового законодательного акта. Потребность в рабочих руках действительно высока, а их дефицит оценивается уже в почти 1,2 млн. Немецкая экономика демонстрирует рост уже девятый год подряд и обещает показывать рост в ближайшем будущем.

Вступление в силу новых правил запланировано на начало года. договорились об основных правилах миграции рабочей силы. С года в Европе действует более комфортная Такой оценкой занимается Центральное ведомство по вопросам зарубежного образования (ZAB). Популистские движения набирают силу в Европе, и вопрос с мигрантами остается одним из самых острых в политическом дискурсе. За последние годы доля иммигрантов в Западной и Восточной Европе стремительно возросла. Сегодня один из трех мигрантов в мире.

Председательство Основными причинами возникновения миграционного движения являются экономическая, политическая, демографическая и национально-правовая нестабильности. К ним относятся: демографический взрыв в странах Африки и Ближнего Востока, превысивший возможности экономики этих стран обеспечивать трудовую занятость, усиливающаяся бедность, углубление социального неравенства , являющиеся почвой для распространения экстремистских течений [11].

Обзор экономики Европы и Центральной Азии

.

10 стран Европы с самым большим числом мигрантов

.

Европейский миграционный кризис

.

Указ «О Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019–2025 годы»

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: "Миграция – проблема Европы"
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 2
  1. Варлаам

    вообще интересно, конечно.

  2. Гаврила

    Как раз в тему, прикольненько

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных